ЗЛОЙ МЕДИК

Просмотры: 399


Вышла замуж за врача. Будто за привидение. Придет ночью, погремит кастрюльками… и к утру исчезает.

Любимые фразы пациентов анестезиологу.
– Я умру?
Конечно, ещё никто не жил вечно.
– Вы меня усыпите?
Усыпляют собак.
– А мне органы не вырежут? Проследите?
Вам не повезло, я в доле.
– А я не проснусь во время операции?
– А с чего Вы решили, что будете спать? У Вас спиномозговая анестезия.
– А мне не говорили.
– Как? Я лично Вам вчера объяснил, что и как.
– А я не слушал(а).
– А когда меня выпишут?
– Вы с лечащим врачом говорили?
– Да.
– Что он сказал?
– Месяц на больничном минимум и 10 дней в больнице.

Хочу с целью сан. просвещения дать всем пациентам инструкцию по посещению поликлиники. Может, работать легче станет…

1. В день посещения либо же накануне ОБЯЗАТЕЛЬНО примите душ, прям вот конкретно вымойтесь, с мочалкой! Побрейте те места, которые обычно принято брить. Оденьте чистую одежду, бельё. Да, волосы тоже надо помыть. И зубы почистить.

2. Соберите в отдельную папку Ваши выписки, анализы и прочую мед. документацию. Не надо их комкать, мусолить и пихать в карман. Просто положите в файл. И снимите с каждого документа ксерокопии, врачу они потребуются для амбулаторной карты.

3. Возьмите с собой или запишите те лекарства (название, доза и кратность), которые Вы принимаете регулярно либо же принимали накануне в связи с заболеванием.

4. Не забудьте паспорт, полис и направление.

5. Вспомните все свои хронические болезни.

6. Вспомните случаи тяжёлых заболеваний и названия операций, которые Вам выполнялись. Если не знаете названий, то хотя бы по поводу чего они были сделаны. Названия “по женски”, “живот резали” и т. д. не канают.

7. Подумайте, на какие лекарства у Вас была аллергия.

После проведенной операции на позвоночнике пациентка пишет жалобу на нейрохирургов. Утверждает, что во время операции они её оскорбили. Операция проходила под регионарной анестезией, она была в сознании и слышала, как врачи назвали её ДУРОЙ.
Начальство вызвало докторов на ковер и стали разбираться. Выяснилось, что по ходу операции ассистент спросил коллегу: «Ну что? Будем дуру зашивать?» имея в виду Dura mater encephali,твердую мозговую оболочку. Пациентка естественно приняла на свой счёт.
Осторожней с латынью!

Вызывает соседка с поводом “Плохо человеку, стонет”. Приезжаем, звоним в дверь. Открывает мужик пьяный вдребедень с готовым к бою мужским достоинством и с возмущением, что отвлекаем его от “поднятия демографии”, посылает нас на все четыре стороны.
Соседке наверное завидно было.

А у вас в отделении тоже дефицитные препараты жопят до последнего (для тяжёлых, для блатных, для зомби апокалипсиса), а потом, когда истекает срок годности, колят направо и налево, даже тем, кому они не особенно-то нужны?

Самая гениальная жалоба на меня за все время работы (просто шедевр). Цитата: участковый терапевт отказывается ухаживать за моим парализованным мужем. Я пожилой человек, инвалид 3 гр и сама не могу этого делать. За прошедшую неделю я неоднократно вызывала терапевта и медсестру для того, чтобы они помыли, накормили и помогли сходить в туалет моему мужу, но они категорически отказались. Из-за их действий мой муж уже неделю не ел, лежит в своих испражнениях и ему стало хуже. Прошу принять меры и провести беседу, так как это их обязанность и они за это получают деньги.

На вызове муж с женой сказали, что доктор назначил метанол и они его исправно пьют. Позже выяснилось, что это милдронат.

Сегодня девушка вызвала скорую потому что, внимание. Время к врачу “не забила на сегодня”, а “в среду она уезжает и ей надо знать, какие антибиотики с собой купить”. Так даже пенсионеры одинокие не наглеют.

В нашем рентгеновском отделении и у каждой дамочки от 14 до 60 лет лаборанты спрашивают, не беременна ли пациентка и не кормит ли грудью. Так вот, одна из тысячи ответит просто: “Нет”.
Остальные 999 не перестают радовать: “Не ваше дело”, “Я просто не похудела ещё”, “Да я отстрелялась уже”, “Вообще-то я и так уже 7 кило скинула!”, “Я уже троих подняла, что мало?”, “Не надо нам такого счастья” и мои любимые фразы: “Та слава Богу нет” и “Бог миловал”.
Женщины, девушки, ну, всё равно нам, скольких вы родили и как их взрастили, насколько пухленькими себя считаете, похудели или поправились. Так нужно, поэтому вас об этом спрашивают, чтобы обезопасить и вас, и вашего ребенка, и нас в последствии.

На днях проходила аттестацию на получение квалификационной категории. Выходит из зала заседания дама за 50, руки и губы трясутся, лицо красное – не сдала экзамен. Народ затрясся еще больше. Стали задавать ей вопросы, мол, почему не сдала. Оказалось, что ей задали всего один вопрос:
– Ребенок с мамой на приеме у педиатра. Внезапно упал, начались судороги. Ваши действия.
Ну, и она ответила: начала рассказывать тактику оказания помощи. Но ее прервали и сказали, что ответ неправильный. Оказывается, сначала с мамы информированное добровольное согласие надо взять, а потом оказывать помощь.
У меня вопрос к этим долб***ам, которые выдумали эту ***ню. Вы под какой наркотой сидите, идиоты?

Я – хирург поликлиники.
Ходила по вызовам.
Дедушка, 89 лет, начинается гангрена стопы, глухой, заторможен, сонлив. Говорю:
– В больницу надо.
Бабуся его категорически против, говорит:
– Во время войны ему в эту ногу было ранение. Хотели ампутировать. Он протянул врачу часы, снятые с убитого им же немца: «Мне 18 лет, сделайте что-нибудь». Ногу тогда спасли.
Вот сижу перед ними, что делать – не знаю…
По второму адресу дед 98 лет – слепой, глуховат. Несмотря на перелом шейки бедра, старается быстро приготовиться к медосмотру. На стенах фотографии, где он в наградах, где он молодой. Говорит, болят плечи, живот, бедро, стопы.
Говорит четко, тактично, вежливо… За ним ухаживает дочь – строго, не сюсюкает, да он ей и не жалуется… Стою перед ними, как дура…
Третий адрес – маленькая такая бабуся, 101 год – свежий перелом шейки бедра, строгий постельный режим. Улыбчивая, никаких жалоб. В своем уме и памяти. Извинялась все время, что ухаживающие меня вызвали…
Четвертый – 95-летний дедушка, тоже ветеран. Чем-то внешне на Толстого похож, бородатый. Почти не говорит. Почти не двигается. Он пожелтел. Смотрел на меня с какой-то надеждой и все время пытался пожать мне руку.
К чему я это все?
Я – врач. И из всей возможной высокотехнологичной медицинской помощи смогла только сделать запись в карте и громко сказать, что они «молодцы».

По материалам Интернет



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *