Украинцы массово подают иски против медиков. Реально ли получить компенсацию за врачебную ошибку?

Просмотры: 292

Украинцы подают иски против врачей

“Женщина, 49 лет. Умерла в Бориспольской неврологии после нескольких дней мучений – попросту сгнила заживо. У нее разорвалась поджелудочная железа, пошел перитонит, но как раз были выходные, и врачи не среагировали. А вот другой случай – женщине отрезали грудь – диагностировали онкологию. Потом оказалось – ничего там не было – болезнь кошачьей царапины. Но врачи свое дело уже сделали”.

Президент общественной организации “Медицинское право в Украине” Виктор Сердюк до мельчайших деталей помнит подробности сотен подобных “врачебных ошибок”.

По его словам, даже по европейским меркам статистика шокирует – доктора ошибаются на каждом десятом пациенте. И это только по самым скромным подсчетам. То есть, поход к врачу оказывается, мягко говоря, неудачным, для каждого пятого украинца.

И едва ли не ежедневно “черный список” пополняется все новыми и новыми случаями. “Сейчас готовим иск к Минздраву от имени пациентов, которым вовремя не профинансировали лечение за границей. Многие из них, правда, уже умерли”, – говорит Сердюк.

У людей действительно лопается терпение. И они подают иски в суд против врачей. Как утверждают в Агентстве медицинского маркетинга, в последние три года число уголовных дел и гражданских исков против медиков растет как снежный ком – в 1,5-2 раза ежегодно.

А будет исков еще больше, – уверен председатель правления Украинского врачебного сообщества Константин Надутый. – Медицинская реформа позволяет поставить “дело врачей” на поток. Многие юристы уже заметили и оценили эту возможность, и даже начали убеждать граждан подавать иски. Начинается своего рода кампания “Засуди доктора”, – рассказал эксперт.

“Страна” разбиралась как украинцы отстаивают свое здоровье в судах и есть ли шансы получить компенсацию.

Дело врачей

По данным Генеральной прокуратуры, только в августе этого года (более поздней статистики пока нет) возбуждено более 700 медицинских дел. Больше всего – около 500 – по статье 140 УК (ненадлежащее исполнение медработником своих профессиональных обязанностей). В 175 случаях врачей привлекают за то, что оставили пациентов в опасности, в 57 – за неисполнение профессиональных обязанностей по отношению к детям. Есть и вовсе экзотические дела. Скажем, о заражении ВИЧ или другой тяжелой инфекционной болезнью (5 случаев), заражении венерической болезнью (1 случай), незаконных абортах (2 случая) и другие.

Количество дел против врачей заметно выросло. Для сравнения: за весь 2016 год было открыто меньше 600 производств, а в 2014-м их было всего 400.

Эту тенденцию подтверждают и практикующие юристы. “Исков стало заметно больше. Судятся, в основном, с частными клиниками. В топ-3 по количеству претензий входят стоматология, пластическая хирургия и родовспоможение”, – рассказал “Стране” старший партнер адвокатской компании “Кравец и партнеры” Ростислав Кравец.

“Количество жалоб на врачей в последние годы возросло. В основном, это жалобы на неквалифицированное предоставление медицинской помощи”, – добавил адвокат “Suprema Lex” Виктор Мороз.

Председатель правления Украинского врачебного общества Константин Надутый говорит, что это только начало.

“Во-первых, Минздрав открыто призвал пациентов жаловаться на врачей. Таким образом, у нас запускается американская модель взаимоотношений пациент-врач, когда все споры сразу же переносятся в судебную плоскость. Во-вторых, медицинская реформа требует от лечебных учреждений автономизации. Они становятся самостоятельными субъектами хозяйственной деятельности. А чтобы получить финансирование от Национальной службы здоровья, подписывают с ней договор, в котором четко прописано, что всю ответственность за качество предоставления услуг и их последствия больницы берут на себя.

Представьте себе клинику, которая получила “живые” деньги за нескольких тысяч пациентов (а сумма может исчисляться миллионами гривен – Прим.Ред.) и, согласно закону, может отвечать “в пределах имеющихся средств”. Сложно ли в наших реалиях найти случай врачебной ошибки и содрать с больницы по максимуму? Думаю, что нет. И юристы уже оценили эту возможность и даже рекламируют “медицинские иски”, – говорит Надутый.

Ранее он в шутку советовал врачам – ФОПам , которые заключили договоры с Нацслужбой здоровья, “срочно переписывать имущество на родственников”, так как, дескать, первый же недовольный пациент вполне способен пустить их по миру.

Теперь эксперт прогнозирует вал дел против врачей, многие из которых рискуют закончиться банкротством медучреждений.

Переписывают истории болезней и подтасовывают факты

Качество медицинских услуг у нас, мягко говоря, оставляет желать лучшего. И это уже давно не новость. Стоит открыть ленту соцсетей или хотя бы на пару минут задержаться в очереди в поликлинике – и на вас выплеснутся десятки историй о том, как врачи в лучшем случае “испортили жизнь”, а в худшем – “отправили на тот свет”.

Многие просто жалуются, но все чаще люди идут в суд.

“Очень сильно накипело. Три года назад мой родной брат попал сначала в терапию – неверно поставили диагноз – лечили без обследования по диагнозу энцефалопатия. А он уже поступил в терапию с парализованными ногами. Когда перевели в реанимацию, врачи сделали без обследования люмбальную пункцию. И в этот же день брата полностью парализовало. КТ сделали лишь на 18 сутки пребывания, хотя обследование полное и КТ мозга нужно было делать в первые 4 часа болезни. Брат умер. Ему было всего 38 лет. Уже три года идет гражданский суд над врачами реанимации 9 городской больницы. Также заведено и уголовное дело”, – написала на своей странице в Facebook жительница Запорожья Лариса Березовка. И похожих историй – сотни.

Как пояснила “Стране” адвокат АФ GORO legal Мирослава Мосюк, Уголовный кодекс содержит целый раздел с классификацией преступлений против жизни и здоровья личности.

Это, в частности, незаконная врачебная деятельность (статья 138), неоказание помощи больному медработником (ст. 139), ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинскими или фармацевтическими работниками (ст. 140), нарушение прав пациента (ст. 141), незаконное проведение опытов над человеком (ст. 142.), нарушение установленного порядка трансплантации органов или тканей (ст. 143), принуждение к донорству (ст. 144), незаконное разглашение врачебной тайны (ст. 145).

“Чаще всего люди обращаются с заявлениями на ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медработниками по статье 140 УК. Может быть возбуждено уголовное дело, но они нередко тянутся годами и без установления вины врача не позволяют удовлетворить требование пациента о материальном возмещении”, – поясняет Мосюк.

Зато в этом случае пациент не несет особых материальных издержек – все экспертизы оплачивает государство.

Если подан гражданский иск, есть шансы получить и материальную, и моральную компенсацию. “Но за все экспертизы и дополнительные обследования придется платить из своего кармана, а это десятки тысяч гривен”, – говорит Виктор Сердюк. И, опять таки, нет никаких гарантий благополучного исхода дела.

“Не смотрите на статистику исков и открытых уголовных дел. Смотрите на результаты. Хотя там, собственно, смотреть особо не на что – реальными решениями заканчивается очень немного дел. Большинство попросту годами пылится в судах”, – говорит Виктор Сердюк.

Он вспоминает все то же дело о сгнившей заживо в Бориспольской неврологии женщине.

“Там уникальный случай – судмедэкспертиза признала врачебную халатность, а это бывает нечасто – врачи работают в одной системе и защищаются как могут. Но судебного решения все еще нет. Как я выяснил – судья опасается привлекать врачей к отвественности. Боится мести, когда самому придется идти в больницу. И та же шутка – многие правоохранители не рискуют связываться с докторами”, – рассказал “Стране” Виктор Сердюк.

Среди дел, которые все таки довели до конца, иск украинки, которая более 10 лет назад зашла в операционную, откуда выехала уже в инвалидном кресле – вмешательство на позвоночнике оказалось неудачным. Недавно она получила компенсацию в 30 тысяч гривен.

То есть, по 3 тысячи за каждый год страданий.

“Сложностей в таких делах хватает. Главная – отсутствие независимых экспертов. “Нужные” врачам решения судмедэкспертизы попросту покупаются, истории болезней переписываются так, что и придраться не к чему. Я помню только один случай, когда медики сдали своего – у мэра одного из городов Донецкой области из-за халатности врачей умерла мать. Он поставил вопрос ребром и доктору присудили тюремный срок. Но это, скорее исключение. Максимум – врача увольняют, следы заметают и придраться не к чему”, – рассказывает эксперт.

Но даже если вину врачей удастся доказать, рассчитывать на большие выплаты не стоит. “Моральную компенсацию практически никогда не погашают. Максимум – материальные затраты. Но для этого нужно иметь подтверждение – все чеки, обследования и пр.”, – поясняет эксперт.

Понято, что суммы, которые украинцы платят в карман докторам “чтобы все было хорошо” или оставляют в аптеках, закупая по предоставленному списку медикаменты, редко когда фигурируют в судебных делах. Поэтому и выплаты небольшие – максимум несколько тысяч гривен, что явно не покрывает всех расходов на лечение, не говоря уже о страданиях пациента и его родственников. Для сравнения: в Европе и США средняя сумма компенсаций по таким делам составляет 150 000 долларов, а в России – порядка 400 000 рублей (160 000 гривен – Прим. Ред.)

Заложат риски в ценники

Впрочем, есть и обратная сторона медали. Ростислав Кравец говорит, что немало случаев, когда претензии пациентов к врачам больше похожи на вымогательство – с целью просто сбить денег.

“Зачастую ожидания пациентов завышены. А на деле выясняется, что пациент, скажем, не полностью прошел рекомендованный ему курс лечения, не выполнил все рекомендации, не прошел нужные обследования. К примеру, был случай, когда семья подала иск к частной клинике за родовые травмы. Но выяснилось, что врачи рекомендовали роженице кесарево сечение, но она отказалась – посчитала, что это слишком дорого”, – рассказал Ростислав Кравец.

Виктор Сердюк говорит, что при таком финансовом обеспечении медицины как у нас особо требовать с врачей нечего.

“У нас 100 долларов на человека в год, тогда как в ЕС в среднем 3 тысячи долларов. Даже в Молдове 200 долларов, а в Беларуси – 400”, – говорит он.

Но даже если дадут больше из бюджета – рассчитывать на моментальные улучшения не стоит. “Нужно работать на упреждение, а не наказание за врачебные ошибки. В 2013 году должны были запустить национальный план безопасности медицины. Там было несколько пунктов – по хирургии, инфекциям и пр. Финансировать обещал Совет Европы. Но потом все это благополучно похоронили”, – рассказывает Сердюк.

Константин Надутый говорит, что метод упреждения врачебных ошибок повсеместно практикуется в европейских странах.

“Смотрят на профилактику, убирают перегрузки врачей, обучают. Плюс – работают профильные организации и профсоюзы, отрасль регулирует себя сама. Есть независимая экспертиза и разрешение споров вне судов. Судебная модель принята в США и она очень дорогая, ведь врачи, чтобы перестраховаться, закладывают возможные риски в цены на медуслуги”, – поясняет он.

По словам Константина Надутого, если у нас судебные иски к врачам действительно станут массовыми, клиники, в первую очередь, частные, также начнут переписывать цены с учетом компенсаций, которые придется оплачивать пациентам.

Ростислав Кравец говорит, что проблему могла бы решить работающая страховая медицина. “Страховщики попросту не будут финансировать клиники, на которые много жалоб. А иначе этот порочный круг не разорвать”, – считает он.

“Во-первых, ввести страховую медицину, во-вторых, нужен нормальный врачебный профсоюз. У нас достаточно много пациентских организаций которые якобы защищают пациентов, но без страхования это не имеет большого смысла”, – уверен директор Агентства медицинского маркетинга Юрий Чертков.

По такой же схеме обещает действовать и недавно созданная Национальная служба здоровья.

“Мы сейчас активно работаем над созданием собственного контакт-центра, горячей линии, которая будет обрабатывать все виды обращений. Например, если мы увидим, что на какое-то медучреждение больше жалоб, чем в среднем, мы его проверим. И если фактический контроль покажет, что есть какая-то проблема, мы можем приостановить оплату до выяснения обстоятельств. А если мы найдем проблемы, которые могут расцениваться как мошеннические действия, мы можем обратиться в правоохранительные органы и разорвать контракт”, – заявил недавно в одном из интервью руководитель Нацслужбы здоровья Олег Петренко.

Людмила Ксенз, strana.ua



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *